hembryggt
 
 
Гирудотерапия — восстановление организма для активной жизни! > Антимикробное действие

Антимикробное действие

Под влиянием мумие происходит ускоренное очищение ран от микрофлоры, но в ране на микроб действует не только само лекарство, но и защитные факторы самого организма больного. И то и другое представляет интерес, и мы обсудим их последовательно. Являясь природным веществом, тем более нередко связанным с испражнениями животных, мумие должно нести в себе бактериальное загрязнение. Действительно, многие исследователи (Т. Абдурахманов с соавторами, 1970, Л. Н. Кудлаенко, 1972 и многие другие) обнаружили в мумие "собственную" микрофлору: денитрифицирующие и нитрифицирующие бактерии; бактерии, разлагающие клетчатку, анаэробные и аэробные фиксаторы азота и множество других микроорганизмов, свидетельствующих об энергичном процессе минерализации гумусовых соединений. И. В. Кусельтан с соавторами (1964) обнаружили в мумие грибок, приводивший к коричневому окрашиванию и уплотнению питательной среды, на которой выращивались микроорганизмы, и предположили участие этого грибка в ферментативном "создании" мумие. In vitro, то есть в пробирке, антимикробное действие мумие также изучалось многими авторами. Так, М. А. Кузьминова с соавторами (1965, 1966) установили, что уже 0,08% раствор мумие тормозит рост дизентерийных бактерий Зонне и Флекснера; 0,16% - золотистого стафилококка и тифозной сальмонеллы; 0,62% - дифтерийных бактерий Лёффлера; 2,5% раствор мумие тормозит рост кишечной палочки и паратифозной сальмонеллы. В опытах У. В. Садикова (1965) 1% раствор мумие оказывал антимикробное действие на 15 различных штаммов, а 2% - на 23 штамма гемолитического стафилококка из 147. В другой серии опытов У. Садиков вводил мышам внутрибрюшинно раствор мумие 700 мг/кг и через час вводил суточную культуру гемолитического стафилококка. Эффект защиты животных при этом имел место, но при статистической обработке результатов количество погибших и выживших животных в контроле и в опыте достоверно не различались. Столь большая доза мумие должна была вызвать угнетение некоторых защитных реакций в организме животных. Вероятно, отсутствие эффекта связано именно с этим. Н. Сыровежко, изучая 5 образцов забайкальского мумие, обнаружила слабое бактерицидное действие 5% раствора во всех образцах. А. Фойгельман у применяемых им при лечении обожженных образцов мумие in vitro вовсе не обнаружил бактерицидного действия. Аналогичный результат получен и Л. Кудлаенко в опытах с кавказским мумие. А. Ш. Шакиров и 3. Н. Кельман (1965) изучили антимикробное действие четырех различных образцов мумие на различные культуры микроорганизмов. При этом, Зеровшанское мумие оказывало бактериостатический эффект в 100% случаев, тибетское -в 70%, чаткальское - в 31%, а у афганского мумие бактериостатическое действие вовсе не обнаружено. Антибактериальные свойства мумие сохранялись и после 30 минут автоклавирования при 2 атмосферах, и при хранении на протяжении 40 дней при комнатной температуре. Д. Ш. Шакиров также обнаружил более или менее выраженные антимикробные свойства у различных образцов мумие, причем, термическая обработка и хранение антимикробного действия не снижали. Из приведенных данных ясно, что антимикробное действие мумие зависит от еще неизвестных различий в его составе. Ясно и то, что мощное противовоспалительное действие мумие в большей мере связано с его действием на сам организм больного, на его защитные силы, на течение воспалительной реакции. Изучению последней посвящено большое-количество работ. А. Шинкаренко с соавторами на Пятигорском симпозиуме доложили результаты, так называемого, испытания методом "Cotton pellet". 43 белым крысам под кожу имплантировали шерстяные шарики. На протяжении 7 дней часть животных получала мумие в виде внутрибрюшинных инъекций 1 % раствора в дозе 50 или 100 мг/кг. Затем шарики извлекали и взвешивали, высушивали до постоянного веса и вновь взвешивали. Сравнивая исходный вес, вес "влажного" и высушенного-шарика, судили о выраженности процессов экссудации - накоплении в очаге тканевой жидкости - и пролиферации - накоплении клеточной массы. Аналогичные опыты были проведены и с экстрагированной из мумие фракцией гуминовых кислот (10 мг/кг). Было установлено, что доза мумие 50 мг/кг снизила экссудацию на 11,9%, а пролиферацию - на 18,1%. Доза мумие-100 мг/кг привела к снижению экссудации на 25%, а пролиферации- на 34,9%. Гуминовые кислоты, экстрагированные из мумие, оказывали еще более мощное противовоспалительное действие: экссудация снижалась на 40%, а пролиферация-на 55,1%. Авторы, естественно, поставили вопрос: не связано-ли противовоспалительное действие мумие с присутствием в нем гуминовых кислот. Ю. Нуралиев провел аналогичные опыты, используя мумие в дозе 200 мг/кг и для сравнения пентоксил - 300 мг/кг. По его данным вес влажной гранулемы у нелеченных животных составил 806 мг, высушенный шарик весил 232 мг. У животных, леченных мумие гранулема весила, соответственно, 568 и 144 мг, а у леченных пентоксилом - 602 и 168 мг. Таким образом, было подтверждено антиэкссудативное и анти-пролиферативное действие мумие, и оно оказалось существеннее, чем аналогичное действие пентоксила. Ю. Нуралиевым проведены и другие опыты, проливающие свет на противовоспалительное действие мумие и заслуживающие внимания. Вызывая ожог уха кролика и затем определяя его объем, автор установил, что через 6 часов, в результате развивающегося отека, объем уха увеличивается на 146%. Если животным перед ожогом давали внутрь 150 мг/кг мумие, объем уха после ожога увеличивался лишь на 80%, а при орошении обожженного уха 2% раствором мумие - всего на 60%. Через сутки объем уха нелеченных кроликов был увеличен на 160%, при лечении мумие -на 101%, при лечении пентоксилом - на 111%. Через трое суток эти цифры составили, соответственно, 83%, 7% и 31%, а через четверо суток - 64%, 3% и 14%. При воспалении лапки крысы, вызванном формалином, ee вес у контрольных животных через 30 минут увеличивался на 88%, через 3 часа -на 98%; затем воспалительная реакция начинала снижаться и через 24 часа после травмы вес был выше исходного на 81%, а через трое суток -на 51%. У животных, получавших лечение мумие (200 мг/кг) реакция была менее выражена и вес был, соответственно, выше на 61%, 67%, 46% и 32%. При лечении пентоксилом результаты были несколько хуже, чем при лечении мумие: 72%, 76%, 48% и 36%. Вызывая у мышей неврит седалищного нерва и проводят лечение мумие по 50-300 мг/кг на протяжении 20 дней, Ю. Нуралиев сократил сроки заживления на 6-8 дней. Таким образом, противовоспалительная активность мумие не вызывает сомнений, хотя полученные Ю. Нуралиевым данные и требуют специального обсуждения. Экссудативная и пролиферативная реакции - обязательные этапы воспаления, детерминированные количественно и во времени; они обязательны и без них не может произойти нормальный процесс репаративной регенерации (есть еще и физиологическая регенерация - регенерация без повреждения). Действительно, представим себе, что мумие (или любое другое лекарство) во всех случаях снижает пролиферативную активность тканей. Тогда оно должно было бы тормозить, а не ускорять заживление ран. Ведь для заживления необходимо заполнение дефекта, необходима эпителизация, а они - результат повышенной пролиферации соответствующих тканей. Таким образом, "целесообразность" обсуждаемого противовоспалительного эффекта мумие можно видеть лишь в уменьшении излишней экссудации, в уменьшении избыточной пролиферации, или в усилении реакций, выраженных недостаточно.